Autoparts-remix.ru

Автомобильный журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Наказание за мошенничество в китае

МОШЕННИЧЕСКИЕ ДЕЯНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ

Мошенничество во все времена представляло повышенную опасность для общества в связи с тем, что под угрозой находятся отношения собственности, составляющие основу экономики. Активное экономическое сотрудничество между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой вызывает справедливую заинтересованность в изучении мер уголовно-правового характера противодействию мошенническим посягательствам в соседнем государстве.

Мошенничеству или мошенническим деяниям в действующем Уголовном кодексе Китайской Народной Республики от 14 марта 1997 г. (далее – УК КНР) посвящены 15 статей (ст. 167, 187, 192 — 198, 266, 269, 287, 319, 382, 406). Учитывая структуру Уголовного кодекса, состоящего из Общей и Особенной частей, каждая из которых, в свою очередь, разделена на титулы (разделы), включающие соответствующие статьи [2, с. 59], мошенничество и мошеннические деяния не связаны родовым признаком и встречаются в разных титулах (разделах): преступления против социалистической рыночной экономики (ст. 140–231), имущественные преступления (ст. 263–276), преступления против порядка управления (ст. 277–367), преступления против коррупции (ст. 382–396), должностные преступления (ст. 397–419).

Считается, что основной статьей по мошенничеству является статья 266 УК КНР [3, с. 205], согласно которой завладение путем мошенничества государственным или частным имуществом в сравнительно крупном размере наказывается лишением свободы на срок до 3 лет, арестом или надзором, а также одновременно или в качестве самостоятельного наказания – штрафом.

Однако к определению мошенничества китайский законодатель отнесся эскизно. Понятие мошенничества или мошеннических деяний в уголовном кодексе Китая в самостоятельную норму не выделено, и, как следствие, объективная сторона мошенничества, четкие признаки мошеннических преступлений отсутствуют. При этом в правовых нормах активно используются различные вариации характеристик таких деяний: мошенничество (ст. 167, 198, 266, 269, 287, 406), мошенническим путем (ст. 192, 195, 198, 382), мошенническими способами (ст. 193), мошенническими противозаконными способами (ст. 192), мошенническая деятельность (ст. 194, 195, 196), мошеннические операции (ст. 187, 195), мошеннические действия (ст. 197, 204, 319).

Мошенничество как уголовно-правовое явление скорее имеет собирательный, интуитивный характер, оставляя относительную свободу интерпретаций правоохранительным органам при квалификации преступлений. Поэтому в терминах настоящей статьи все указанные вариации мошенничества используются в равных значениях.

Условно можно выделить два подхода к определению мошенничества в уголовном праве Китая: как указание способа совершения преступления без раскрытия его содержания и с детализацией действий, которые относятся к мошенническим.

Так, по статье 187 УК КНР подлежат уголовному наказанию работники банков или иных финансовых органов, в целях получения прибыли использующие денежные средства, полученные от клиентов, но не положенные на их счет, для мошеннических операций и незаконной выдачи кредитов, если эти действия повлекли за собой значительные убытки.

Преступным является накопление капитала мошенническими противозаконными способами в целях незаконного владения данным капиталом в сравнительно крупном размере (ст. 192).

Уголовно-наказуемым является использование компьютера для завладения деньгами путем мошенничества или их хищения (ст. 287). По такому же принципу сконструирована упомянутая выше статья 266 УК КНР.

Очевидно, что для законодателя важен предмет преступления и его родовые (видовые) признаки.

Но в некоторых случаях, применительно к конкретным составам преступлений, Уголовным кодексом КНР раскрывается объективная сторона мошенничества.

Так, по статье 193 УК КНР получение в банке или иной финансовой организации кредита одним из перечисленных способов считается совершенным мошенническим путем: фальсификация факта импорта капитала, объекта или выдумывание иного несуществующего предлога; использование фальшивых экономических контрактов; использование поддельных удостоверяющих документов; использование фальшивых документов на право собственности на недвижимое имущество в качестве гарантии или повторное использование заложенных материальных ценностей на сумму, превышающую их стоимость, в качестве гарантии. Данный перечень не является закрытым: получение кредита иными мошенническими способами также предусматривает уголовную ответственность.

Преступным мошенничеством в сфере страхования (ст. 198 УК КНР) является умышленное выдумывание страхователем страховой нормы, фальсифицирование страхователем или выгодополучателем причины произошедшего страхового случая или завышение степени понесенного ущерба; фальсифицирование не имевшего места в действительности страхового случая, умышленное причинение материального ущерба, умышленные действия, приведшие к смерти, травмированию или болезни застрахованного лица.

В УК КНР раскрыто содержание мошеннической деятельности с финансовыми векселями (ст. 194), аккредитивами (ст. 195), кредитными карточками (ст. 196), при незаконном возврате государственной экспортной пошлины (ст. 204, 205).

Особым видом преступлений с мошенническим составом являются преступления, характеризующие такую преступную халатность должностных лиц, которая позволила совершить в отношении них мошеннические деяния.

Так, уголовной ответственности по ст. 167 УК КНР подлежит несущий непосредственную ответственность руководитель государственной компании, предприятия, производственной организации, в процессе подписания или исполнения контракта в результате своего крайне безответственного поведения подвергшийся мошенничеству, нанесшему серьезный ущерб государственным интересам.

Подлежат привлечению к уголовной ответственности работники государственных органов, при подписании или в процессе исполнения контракта в результате своей вопиющей безответственности ставшие жертвой мошенничества, если указанные действия причинили серьезный ущерб государственным интересам (ст. 406).

Является ли в данном случае мошенничество, совершенное в отношении самих субъектов преступления, обязательным признаком состава преступления, как и оценочные характеристики «крайне безответственное», «вопиющая безответственность», останется на усмотрение правоохранительных органов и судебной системы Китая.

Возможно, такое построение уголовно-правовых норм базируется на «системной теории состава преступления», выработанной китайской уголовно-правовой доктриной. Основные постулаты этой концепции описаны международным коллективом авторов [1, с. 151] и сводятся к рассмотрению состава преступления как органического единства, который существует не обособленно, а находится в определенной среде. Между составом преступления и средой существует взаимосвязанное и взаимодейственное отношение. У него со средой проводится обмен энергией, информацией. В результате образуется целостное свойство. Состав преступления является и открытой, и динами системой, поэтому он существует как процесс, находится в беспрерывном изменении.

Такой подход позволяет рассматривать мошенничество как некую взаимообусловленную систему признаков, специфичную для каждого вида мошеннических преступлений.

Читать еще:  Обоснование внесения изменений в план закупок по 223 фз примеры

Очевидно, что, исходя из интересов и принципов уголовной политики, законодатель привносит в уголовный закон в момент криминализации деяния свое субъективное представление о том, как должен выглядеть конструируемый им состав преступления. В результате этого состав преступления, установленный в уголовном законе, не только обладает строгими юридическими свойствами, но и имеет уголовно-политическую подоплеку [1, с. 156].

В заключение отметим, что одним из основных принципов уголовного права Китайской Народной Республики, закрепленных действующим Уголовным кодексом, является привлечение к уголовной ответственности и вынесение приговора только за то деяние, которое названо как преступление в кодексе. Несмотря на отсутствие в китайском законодательстве названия этого принципа, он имеет явное сходство с принципом законности российского уголовного законодательства и основаниями уголовной ответственности.

«Системный» подход к понятию мошенничества или мошеннических деяний, активно использующегося в конструкциях правовых норм, на наш взгляд, пока оставляет этот принцип декларативным, и что еще более тревожно, – является коррупциогенным фактором в деятельности правоохранительных органов Китая. Отмечающееся активное развитие уголовного законодательства сопредельного государства и тенденция сближения по принципиальным уголовно-правовым установкам образуют благоприятную почву для взаимообогащения уголовно-правовых систем России и Китая.

  1. Коллектив авторов. Учение о составе преступления в уголовном праве России и Китая. Электронная книга. URL: .
  2. Медведев С.Н. Уголовный кодекс Китайской народной республики 1997 года // Юридические исследования. 2013. № 2. С. 58 – 61.
  3. Прасолов В.И., Вторушина А. С. Сравнительная уголовно-правовая характеристика мошенничества в России и в Китае // Новая наука: современное состояние и пути развития. 2016. № 4-3. С. 204 – 208.

МОШЕННИЧЕСКИЕ ДЕЯНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ

Мошенничество во все времена представляло повышенную опасность для общества в связи с тем, что под угрозой находятся отношения собственности, составляющие основу экономики. Активное экономическое сотрудничество между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой вызывает справедливую заинтересованность в изучении мер уголовно-правового характера противодействию мошенническим посягательствам в соседнем государстве.

Мошенничеству или мошенническим деяниям в действующем Уголовном кодексе Китайской Народной Республики от 14 марта 1997 г. (далее – УК КНР) посвящены 15 статей (ст. 167, 187, 192 — 198, 266, 269, 287, 319, 382, 406). Учитывая структуру Уголовного кодекса, состоящего из Общей и Особенной частей, каждая из которых, в свою очередь, разделена на титулы (разделы), включающие соответствующие статьи [2, с. 59], мошенничество и мошеннические деяния не связаны родовым признаком и встречаются в разных титулах (разделах): преступления против социалистической рыночной экономики (ст. 140–231), имущественные преступления (ст. 263–276), преступления против порядка управления (ст. 277–367), преступления против коррупции (ст. 382–396), должностные преступления (ст. 397–419).

Считается, что основной статьей по мошенничеству является статья 266 УК КНР [3, с. 205], согласно которой завладение путем мошенничества государственным или частным имуществом в сравнительно крупном размере наказывается лишением свободы на срок до 3 лет, арестом или надзором, а также одновременно или в качестве самостоятельного наказания – штрафом.

Однако к определению мошенничества китайский законодатель отнесся эскизно. Понятие мошенничества или мошеннических деяний в уголовном кодексе Китая в самостоятельную норму не выделено, и, как следствие, объективная сторона мошенничества, четкие признаки мошеннических преступлений отсутствуют. При этом в правовых нормах активно используются различные вариации характеристик таких деяний: мошенничество (ст. 167, 198, 266, 269, 287, 406), мошенническим путем (ст. 192, 195, 198, 382), мошенническими способами (ст. 193), мошенническими противозаконными способами (ст. 192), мошенническая деятельность (ст. 194, 195, 196), мошеннические операции (ст. 187, 195), мошеннические действия (ст. 197, 204, 319).

Мошенничество как уголовно-правовое явление скорее имеет собирательный, интуитивный характер, оставляя относительную свободу интерпретаций правоохранительным органам при квалификации преступлений. Поэтому в терминах настоящей статьи все указанные вариации мошенничества используются в равных значениях.

Условно можно выделить два подхода к определению мошенничества в уголовном праве Китая: как указание способа совершения преступления без раскрытия его содержания и с детализацией действий, которые относятся к мошенническим.

Так, по статье 187 УК КНР подлежат уголовному наказанию работники банков или иных финансовых органов, в целях получения прибыли использующие денежные средства, полученные от клиентов, но не положенные на их счет, для мошеннических операций и незаконной выдачи кредитов, если эти действия повлекли за собой значительные убытки.

Преступным является накопление капитала мошенническими противозаконными способами в целях незаконного владения данным капиталом в сравнительно крупном размере (ст. 192).

Уголовно-наказуемым является использование компьютера для завладения деньгами путем мошенничества или их хищения (ст. 287). По такому же принципу сконструирована упомянутая выше статья 266 УК КНР.

Очевидно, что для законодателя важен предмет преступления и его родовые (видовые) признаки.

Но в некоторых случаях, применительно к конкретным составам преступлений, Уголовным кодексом КНР раскрывается объективная сторона мошенничества.

Так, по статье 193 УК КНР получение в банке или иной финансовой организации кредита одним из перечисленных способов считается совершенным мошенническим путем: фальсификация факта импорта капитала, объекта или выдумывание иного несуществующего предлога; использование фальшивых экономических контрактов; использование поддельных удостоверяющих документов; использование фальшивых документов на право собственности на недвижимое имущество в качестве гарантии или повторное использование заложенных материальных ценностей на сумму, превышающую их стоимость, в качестве гарантии. Данный перечень не является закрытым: получение кредита иными мошенническими способами также предусматривает уголовную ответственность.

Преступным мошенничеством в сфере страхования (ст. 198 УК КНР) является умышленное выдумывание страхователем страховой нормы, фальсифицирование страхователем или выгодополучателем причины произошедшего страхового случая или завышение степени понесенного ущерба; фальсифицирование не имевшего места в действительности страхового случая, умышленное причинение материального ущерба, умышленные действия, приведшие к смерти, травмированию или болезни застрахованного лица.

В УК КНР раскрыто содержание мошеннической деятельности с финансовыми векселями (ст. 194), аккредитивами (ст. 195), кредитными карточками (ст. 196), при незаконном возврате государственной экспортной пошлины (ст. 204, 205).

Особым видом преступлений с мошенническим составом являются преступления, характеризующие такую преступную халатность должностных лиц, которая позволила совершить в отношении них мошеннические деяния.

Так, уголовной ответственности по ст. 167 УК КНР подлежит несущий непосредственную ответственность руководитель государственной компании, предприятия, производственной организации, в процессе подписания или исполнения контракта в результате своего крайне безответственного поведения подвергшийся мошенничеству, нанесшему серьезный ущерб государственным интересам.

Подлежат привлечению к уголовной ответственности работники государственных органов, при подписании или в процессе исполнения контракта в результате своей вопиющей безответственности ставшие жертвой мошенничества, если указанные действия причинили серьезный ущерб государственным интересам (ст. 406).

Является ли в данном случае мошенничество, совершенное в отношении самих субъектов преступления, обязательным признаком состава преступления, как и оценочные характеристики «крайне безответственное», «вопиющая безответственность», останется на усмотрение правоохранительных органов и судебной системы Китая.

Возможно, такое построение уголовно-правовых норм базируется на «системной теории состава преступления», выработанной китайской уголовно-правовой доктриной. Основные постулаты этой концепции описаны международным коллективом авторов [1, с. 151] и сводятся к рассмотрению состава преступления как органического единства, который существует не обособленно, а находится в определенной среде. Между составом преступления и средой существует взаимосвязанное и взаимодейственное отношение. У него со средой проводится обмен энергией, информацией. В результате образуется целостное свойство. Состав преступления является и открытой, и динами системой, поэтому он существует как процесс, находится в беспрерывном изменении.

Такой подход позволяет рассматривать мошенничество как некую взаимообусловленную систему признаков, специфичную для каждого вида мошеннических преступлений.

Очевидно, что, исходя из интересов и принципов уголовной политики, законодатель привносит в уголовный закон в момент криминализации деяния свое субъективное представление о том, как должен выглядеть конструируемый им состав преступления. В результате этого состав преступления, установленный в уголовном законе, не только обладает строгими юридическими свойствами, но и имеет уголовно-политическую подоплеку [1, с. 156].

В заключение отметим, что одним из основных принципов уголовного права Китайской Народной Республики, закрепленных действующим Уголовным кодексом, является привлечение к уголовной ответственности и вынесение приговора только за то деяние, которое названо как преступление в кодексе. Несмотря на отсутствие в китайском законодательстве названия этого принципа, он имеет явное сходство с принципом законности российского уголовного законодательства и основаниями уголовной ответственности.

«Системный» подход к понятию мошенничества или мошеннических деяний, активно использующегося в конструкциях правовых норм, на наш взгляд, пока оставляет этот принцип декларативным, и что еще более тревожно, – является коррупциогенным фактором в деятельности правоохранительных органов Китая. Отмечающееся активное развитие уголовного законодательства сопредельного государства и тенденция сближения по принципиальным уголовно-правовым установкам образуют благоприятную почву для взаимообогащения уголовно-правовых систем России и Китая.

  1. Коллектив авторов. Учение о составе преступления в уголовном праве России и Китая. Электронная книга. URL: .
  2. Медведев С.Н. Уголовный кодекс Китайской народной республики 1997 года // Юридические исследования. 2013. № 2. С. 58 – 61.
  3. Прасолов В.И., Вторушина А. С. Сравнительная уголовно-правовая характеристика мошенничества в России и в Китае // Новая наука: современное состояние и пути развития. 2016. № 4-3. С. 204 – 208.

Комментарии к особой части УК КНР

Глава 1. Преступления против государственной безопасности

Глава 2. Преступления против общественной безопасности

Глава 3. Преступления против социалистического рыночного экономического порядка

УК 1997г. устанавливает, что контрабанда оружия, боеприпасов, ядерного материала или поддельных денег наказывается лишением свободы на срок семь и более лет; при смягчающих обстоятельствах — от трех до семи лет. Контрабанда запрещенных государством для вывоза культурных ценностей, золота, серебра и других драгоценных металлов или запрещенных государством для вывоза и ввоза ценных животных и продукции из них наказывается лишением свободы на срок пять и более лет; при смягчающих обстоятельствах — до пяти лет. В качестве дополнительного, наказания применяется штраф, в отдельных случаях — конфискация имущества. Следует подчеркнуть, что перечисленные преступления, совершенные при особо отягчающих обстоятельствах, наказываются пожизненным лишением свободы либо смертной казнью, в качестве дополнительного наказания применяется конфискация имущества.

22 февраля 1993 г. на 30-м заседании ПК ВСНП седьмого созыва были приняты Дополнительные установления о наказании за подделку торговых марок (19, 1531), которые расширили рамки субъектов совершаемых преступлений и ужесточили уголовные наказания. 5 июля “1094 г. на своем 8-м заседании ПК ВСНП восьмого созыва в развитие Закона об авторских правах 1990 г. принял Постановление о наказании за нарушение авторских прав (19, 1534), где впервые предусмотрены санкции за преступные деяния подобного рода. УК 1997 г. подвел своеобразный итог проделанной в 90-е гг. работе, восприняв ключевые положения разработанных законодательных актов.

Вызывает интерес статья 217 нынешнего кодекса — нарушение авторских прав с целью извлечения выгоды. В этом статье допускаются различные ситуации:

Глава 5. Преступления против собственности

Глава 6. Преступления против общественного порядка и порядка управления

Исчезла глава “Контрреволюционные преступления”, изменилась ситуация в стране, но проблема осталась.

В упомянутой статье кодекса 1997 г. перечислены два вида организаций, применяются различные словосочетания, однако выявить принципиальные отличия не удалось. Ясности нет ни в толковых словарях, ни в специальной литературе. В любом объяснении присутствуют “религиозные взгляды реакционного характера”. По мнению авторов, объединяет их понятие “секта” как в прямом значении с крайне негативным оттенком — религиозная община, отколовшаяся от основной церкви, так и в переносном—обособленная группа лиц, замкнувшихся в своих узких групповых интересах, и отличающаяся догматичностью взглядов и убеждений. Все это дало основание остановиться на варианте “религиозно-сектантские организации”.

Научные труды в области физиологии человека, медицинских знаний не являются порнографическим предметами. Не рассматриваются в качестве порнографических предметов произведения литературы, искусства эротического содержания, имеющие художественную ценность (ст. 367). Последнее обстоятельство весьма существенно. Так, на протяжении десятилетий в КНР был запрещен знаменитый средневековый эротический роман “Цзинь, Пин, Мэй” (”Цветы сливы в золотой вазе”), переведенный на многие языки мира. Во второй половине 90-х гг. наряду с другими древнекитайскими литературными произведениями этого жанра он появился в продаже в виде специализированного издания.

Статьи 364 и 365 предусматривают конкретные санкции соответственно за организацию показа порнографических кинофильмов, видео- и другой аудиовизуальной продукции, а также за организацию порнографического шоу. Кстати, “порнографические шоу” в КНР стали популярны среди определенной части публики только в начале 90-х гг., поэтому в Постановлении о наказании преступников, виновных в контрабанде, производстве, торговле, распространении порнографических предметов, 1990 г. нет нормы, их запрещающей. По мнению юристов, включение этих положений в кодекс должно способствовать искоренению зрелищ порнографической направленности, изменению атмосферы в обществе и строительству социалистической духовной культуры (19, 1214-1215). К различным срокам лишения свободы могут быть приговорены виновные в распространении порнографической литературы, кинокопий, компакт-дисков, изображений или иных предметов порнографического характера при отягчающих обстоятельствах и в производстве, копировании порнографических кинофильмов, видео- и другой аудиовизуальной продукции с целью организации показа. Закон устанавливает уголовную ответственность юридических лиц за совершение указанных преступлений.

Глава 8. Коррупция и взяточничество

Какие преступления в КНР на самом деле наказываются смертной казнью?

Информация обновлена 5 января 2016 г.

В интернете часто можно встретить перечень преступлений, за которые в Китае может быть вынесен смертный приговор. На самом деле этот перечень основан на устаревших данных: последние изменения, внесенные в Уголовный кодекс КНР в 2011 и 2015 гг., отменили смертную казнь за ряд преступлений. В настоящее время (январь 2016 г.) смертная казнь в Китае предусмотрена за следующие виды преступлений:

  • государственная измена (ст. 102 УК КНР);
  • сепаратизм (ч. 1 ст. 103);
  • вооруженные беспорядки и бунты (ст. 104);
  • переход на сторону врага (ст. 108);
  • шпионаж (ст. 110);
  • разведывательная деятельность в иностранных интересах (ст. 111);
  • оказание помощи врагу в военное время (ст. 112);
  • поджог, затопление, взрыв, выброс опасных веществ, причинение вреда общественной безопасности общеопасным способом (действия, повлекшие за собой пожар, наводнение, взрыв, выброс токсичных или радиоактивных веществ, возбудителей инфекционных заболеваний, а также другие деяния, причиняющие вред общественной безопасности опасным способом, при наличии особо тяжких последствий) (ст. 115);
  • причинение вреда транспортным средствам, объектам транспорта (транспортным коммуникациям), электрооборудованию, огнеопасному или взрывоопасному оборудованию (ст. 119);
  • захват воздушного судна (ст. 121);
  • незаконное изготовление, купля-продажа, перевозка, отправка почтой, хранение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ (ч. 1 ст. 125); незаконная купля-продажа, перевозка, хранение опасных веществ (токсичных веществ, радиоактивных веществ, возбудителей инфекционных заболеваний) (ч. 2 ст. 125);
  • хищение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, опасных веществ (токсичных веществ, радиоактивных веществ, возбудителей инфекционных заболеваний) (ст. 127);
  • производство, реализация поддельных медикаментов (ст. 141);
  • умышленное убийство (ст. 232);
  • умышленное нанесение телесных повреждений (ст. 234);
  • торговля органами человека (ст. 234 1 );
  • изнасилование (ст. 236);
  • захват заложников, сопряженный со их гибелью (ч. 2 ст. 239);
  • похищение и продажа женщин и детей (ст. 240);
  • разбой (ст. 263);
  • побег из тюрьмы с использованием насилия (ст. 317);
  • контрабанда, продажа, перевозка, изготовление наркотиков (ст. 347);
  • порча военного оборудования, военных сооружений или военных средств связи (ст. 369);
  • поставка непригодного военного оборудования, создание непригодных военных сооружений (ст. 370);
  • расхищение государственного имущества (ст. 384);
  • взяточничество (ст. 385, 388);
  • неподчинение приказу в военное время (ст. 421);
  • сокрытие или заведомо ложная передача военной информации, отказ в передаче или фальсификация военной информации (ст. 422);
  • сдача в плен (ст. 423);
  • дезертирство в военное время (ст. 424);
  • дезертирство военнослужащего (ст. 430);
  • военный шпионаж в интересах зарубежных стран (ч. 2 ст. 431);
  • хищение военного оборудования, материальных запасов армии, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ (ст. 438);
  • незаконная купля-продажа или передача военного оборудования (ст. 439);
  • мародерство в военное время (ст. 446).

С 2011 г. смертная казнь в КНР не применяется за мошенничество с ценными бумагами, выдачу подложных счетов-фактур для налогового учета НДС в целях незаконного получения возврата НДС при экспорте товаров, незаконное изготовление и реализацию фальшивых бланков счетов-фактур для налогового учета НДС, неуплату налогов.

С 2015 г. смертная казнь в КНР не применяется за следующие преступления: фальшивомонетничество; контрабанда оружия, боеприпасов, ядерных материалов, поддельных денег; мошенничество с привлечением средств от населения; организация притонов, принуждение к проституции; препятствование выполнению военных задач; распускание слухов в военное время.

В дальнейшем в КНР планируется сократить перечень преступлений, за которые виновное лицо может быть приговорено к смертной казни. С большой долей вероятности смертная казнь сохранится за военные преступления, преступления против основ государственного строя и государственной безопасности, преступления в сфере оборота наркотических средств и тяжкие преступления против личности. За остальные преступления смертная казнь может быть отменена.

Похожие записи:

    Основные налоговые меры для борьбы с эпидемией в Китае Помимо снижения налогов для восстановления экономики в КНР были предприняты определенные меры, направленные напрямую для борьбы с эпидемией…

Налогообложение в Китае 2020 Краткая информация обо всех налогах и сборах, существующих в КНР (по состоянию на январь 2020 г.): налог на…

Основные налоговые меры для восстановления экономики в Китае В середине марта Главное государственное налоговое управление КНР (ГГНУ КНР) опубликовало подробный перечень всех налоговых мер, которые Китай…

Китай временно запрещает въезд иностранцам 26 марта 2020 г. Министерство иностранных дел КНР и Государственное управление по делам иммиграции опубликовали новое объявление, по…

Ограничения, введенные в Гонконге для борьбы с эпидемией В настоящее время (по состоянию на 8 апреля) Гонконг ввел запрет на въезд для всех иностранных граждан, обязательный…

Об авторе

Павел Бажанов

Специалист и автор книг по законодательству КНР. Павел Бажанов занимается юридическим сопровождением российского бизнеса в Китае.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector